Кенжеев Бахыт - стихи
Главная arrow Кенжеев Бахыт
В базе 16641 стихотворение 112 авторов.
А. В. А. Ц.
Е. И. С. Г.
С. К. - Эй, каменщик в фартуке! Что ты
... длись же, иночество, одиночество, ... и даже этот черный вечер
...а там - азартная игра ...Кто же вступится за нас
...не ищи сравнении - они мертвы, ...эта личность по имени "он",
Ах, карета почтовая, увлеченная пургой, Безымянное небо. Зеленка, и йод,
Блажен, кто сумрачен и сир, кого суровый Бог Бой курантов ежечасный, снегопад в ночи густой.
Была ли первая, настанет ли вторая - Было ранено, стало залечено - после долгой и волглой зимы
Было: медом и сахаром колотым - Быть может, небылица или забытая, как мертвый, быль -
В блокноте, начатом едва, В долинном городе - пять церквей,
В дому, построенном тобой, В неуловимых волнах синевы
Воздвигали себя через силу, как немецкие пленные - Тверь, Вот и февраль побрел по промерзшим селам.
Вот человек, которому темно, - Время течет неслышно, а жизнь - журча.
Всадник въезжает в город после захода солнца. Выживай, выпивай - вот канва и игла,
Выйдем в город - полночь с нами, Гадальщик на кофейной гуще, он знал, что дни его долги,
Где гудок паровозный долог, как смертный стон, Где серебром вплетен в городской разброд
Георгия Иванова листая Говори - словно боль заговаривай,
Да будет каждому по вере. Дворами проходит, старье, восклицает, берем.
Декабрьское небо взъерошено, Доживать, ни о чем не жалея,
Должно быть, Ева и Адам цены не ведали годам, Дорожащий неведомым, длинною, рыжей
Душа стеклянная, кого ты ждешь, звеня? Европейцу в десятом колене
Если жизнь еще жива, что наслаивать слова Если творчество - только отрада,
Есть в природе час, а вернее, миг, Есть одно воспоминанье - город, ночь, аэродром,
Еще глоток. Покуда допоздна Еще любовь горчит и веселит,
Жизнь, говоришь, утекает? Смешон, независим За головокружительною далью,
Забытого промысла малая часть, дитя за стеклянной стеной, Заела проза - но, увы, не та, что Достоевского давила. И если есть
Законы физики высокой Заснет мелодия, а нотам не до сна.
Засыпая в гостинице, где вечереет рано, Земли моей живой гербарий! Сухими травами пропах
И безнадежней все, и проще - И темна, и горька на губах тишина,
Иди, твердит Господь, иди и вновь смотри, - Изнывает жизнь в неволе,
Каждому веку нужен родной язык, Как нам завещали дядья и отцы,
Как холодно. Тереть глаза, считать до ста, Киноархив мой, открывшийся в кои-то
Когда безлиственный народ на промысел дневной Когда у часов истекает завод,
Кто житель, кто жилец, кто, вены отворив, Куда как крутое место, приют окрестной
Куда плывет громоздким кораблем Ледяной синевой обделенный,
Любому веку нужен свой язык. Марс - для боевого пира,
Молоко ли в крынке топится, усыхает ли душа - Мудрец и ветреник, молчальник и певец,
На небе звезда, под землей провода, На утесе, размышляя, наблюдал я бездну вод,
Над огромною рекою в неподкупную весну Не гляди под вечер в колодец минувших лет -
Не говори, что нем могильный холм, Не горюй. Горевать не нужно.
Незаметно отстроился праздничный град, Нет, не безумная ткачиха
Никто не зайдет в этот вечер за мной. на лоб не положит ладонь. Ничего, кроме памяти, кроме
Ну и что с того, что дышать отвык, Обманывая всех, переживая,
Огонь свистящий и шипящий. Организация Вселенной
От взоров ревностных, чужих ушей-воров Откроешь дверь: ночь плывет во тьме, и огоньком сияет на холме
Отложена дуэль. От переспелой вишни Оттревожится все: даже страстный, сухой закат
Первый погон или пряный посол - Переживешь дурные времена,
Погас империи бутылочный осколок. Пожилой магистр ледяных наук
Пой, шарманка, ушам нелюбимым - нерифмованный воздух притих, Пока наверху без обиды и гнева
Полжизни пройдет в романтических ссорах Полно мучиться сном одноглазым.
Половинка яблока. Первый снег. Попробуй душой нищать, как велит завет.
Потому что в книгах старых жизнь ушедшая болит, Пусть вечеру день не верит - светящийся, ледяной,
Пчелы, стрекозы, осы ли - высохли. Но плывут Речь о непрочности, о ненадежности. Речь
С каменного обрыва ты видишь сад Самое раннее в речи - ее начало.
Св. Кековой Седина ли в бороду, бес в ребро -
Сколько можно лететь от любви до любви. Словно выхлоп, что ноша, упавшая с плеч,
Словно тетерев, песней победной Спят мои друзья в голубых гробах. И не видят созвездий, где
Среди миров, в мерцании светил Существует ли Бог в синагоге?
Так горек голос твой, тихоня, проводник Такая удивительная высь,
Тихо время утекает, убегает дотемна. То могильный морозец, то ласковый зной,
То эмигрантская гитара, Тонких нот звуковой лепрозорий,
Торговец воздухом и зовом, резедой Ты вспомнил - розовым и алым
Хорошо на открытии ВСХВ Хочется спать, как хочется жить,
Человек, продолжающий дело отца, Что делать нам (как вслед за Гумилевым чуть слышно повторяет
Что делать, если день идет на убыль? Что положить в дорогу? Лампу, хлеб, вино,
Что ты на щит черепаший, гадальщик, глядишь? Что ты плачешь, современник,
Юность в зарослях болиголова, Я жил в одной стране...
Я знаком с одним поэтом: он пока еще не стар. Я знаю, чем это кончится, - но как тебе объяснить?
Я шагал с эпохой в ногу, знал поэтов и певцов, От Кремля до цыганского табора
Стало молчание золотом - влажный хаос языка


Реклама:
По истечении срока действия авторских прав, в России этот срок равен 50-ти годам, произведение переходит в общественное достояние. Это обстоятельство позволяет свободно использовать произведение, соблюдая при этом личные неимущественные права — право авторства, право на имя, право на защиту от всякого искажения и право на защиту репутации автора — так как, эти права охраняются бессрочно.