Кузмин Михаил - стихи
Главная arrow Кузмин Михаил arrow ЛИСТКИ РАЗРОЗНЕННЫХ ПОВЕСТЕЙ
В базе 16641 стихотворение 112 авторов.
ЛИСТКИ РАЗРОЗНЕННЫХ ПОВЕСТЕЙ

1

Молчим мы оба, и владеем тайной,
И говорим: "Ведь это - не любовь".
Улыбка, взгляд, приподнятая бровь -
Все кажется приметой не случайной.
Мы говорим о посторонних лицах:
"А. любит Б., Б. любит H., H. - А.", -
Не замечая в трепаных страницах,
Что в руки "Азбука любви" дана.

Октябрь 1907


2

Кому есть выбор, выбирает;
Кто в путь собрался - пусть идет;
Следи за картой, кто играет,
Лети скорей, кому - полет.
Ах, выбор вольный иль невольный
Всегда отрадней трех дорог!
Путь без тревоги, путь безбольный, -
Тот путь, куда ведет нас рок,
Зачем пленяться дерзкой сшибкой?
Ты - мирный путник, не боец.
Ошибку думаешь ошибкой
Поправить ты, смешной слепец?
Все, что прошло, как груз ненужный,
Оставь у входа навсегда.
Иди без дум росой жемчужной,
Пока горит твоя звезда.
Летают низко голубята,
Орел на солнце взор вперил.
Все, что случается, то свято;
Кого полюбишь, тот и мил.

Ноябрь 1907


3

Светлые кудри да светлые открытые глаза...
В воздухе сонном чуется гроза.

Нежные руки с усильем на весла налегли.
Темные тени от берега пошли.

Алым румянцем покрылося знакомое лицо.
Видно сквозь ливень шаткое крыльцо.

Рядом мы сели так близко за некрашеный за стол.
В окна виднелся за рекою дол.

Памятна будет та летняя веселая гроза,
Светлые кудри да светлые глаза!

[1904]


4

Тихие воды прудов фабричных,
Полные раны запруженных рек,
Плотно плотины прервали ваш бег,
Слышится шум машин ритмичных.
Запах известки сквозь запах серы -
Вместо покинутых рощ и трав.
Мирно вбирается яд отрав,
Ясны и просты колес размеры.
Хлынули воды, трепещут шлюзы,
Пеной и струями блещет скат!
Мимо - постройки, флигель, сад!
Вольно расторгнуты все союзы!
Снова прибрежности миром полны:
Шум - за горой, и умолк свисток...
Кроток по-прежнему прежний ток;
Ядом отравлены - мирны волны.

Июнь 1907


5

С каждым мерным поворотом
Приближаюсь к милой цели.
Эти тучки пролетели
И скользнули легким летом
На стене ли? на лице ли?

За окошком запотелым
Чащи леса реже, реже...
И, как встарь, надежды свежи:
Вот увидишь, тело с телом,
Что любовь и ласки - те же.

Сплю, и ты встаешь мечтаньем,
Наяву все ты же в сердце.
Истомлен я ожиданьем:
Скоро ль сладостным свиданьем
Запоет знакомо дверца
И прерву твой сон лобзаньем.

Октябрь 1908


6

В потоке встречных лиц искать глазами
Всегда одни знакомые черты,
Не мочь усталыми уже ногами
Покинуть раз намеченной черты,
То обогнав, то по пятам, то рядом
Стезей любви идти и трепетать,
И, обменявшись равнодушным взглядом,
Скорей уйти, как виноватый тать;
Не знать той улицы, того проспекта,
Где Вы живете (кто? богато ль? с кем?);
Для Вас я только встречный, только некто,
Чей взгляд Вам непонятен, пуст и нем.
Для сердца нет уж больше обороны:
Оно в плену, оно побеждено,
Историей любовников Вероны
Опять по-прежнему полно оно.
И каждый день на тот же путь вступая,
Забывши ночь, протекшую без сна,
Я встречи жду, стремясь и убегая,
Не слыша, что кругом звенит весна.
Вперед, назад, туда, сюда - все то же,
В потоке тех же лиц - одно лицо.
Как приступить, как мне начать, о Боже,
Как мне разбить колумбово яйцо?

Март 1907


7

Сердце бедное, опять узнало жар ты!
Успокою я тебя, раскину карты.
Оправдались плохо наши ожиданья:
Ни беседы, ни дороги, ни свиданья,
И повернут к нам спиной король червонный,
Не достать его никак стезей законной.
Вот болезнь для сердца, скука да печали,
И в конце лежит пиковка, и в начале.
Но не верь, мой друг, не верь болтливой карте:
Не умрет наша любовь в веселом марте!

Март 1907


8

Ночью легкий шорох трепетно ловится чутким
слухом,
Застывает перо в руке...
Как давно не видел родинки Вашей за левым ухом
И другой, что на правой щеке.
Дождь докучно льется... Снова ли солнце нам завтра
будет,
Истощивши ночную грусть?
Сердце злу не верит, сердце все любит
и не забудет,
Пусть не видит Вас долго, пусть!
Крепкой цепью держит память мою лишь одна
походка,
И ничем уж не расковать,
Так ведется верно светом маячным рыбачья лодка,
Свет же другой надо миновать.
Две звезды мне светят: родинки темные в светлом
поле,
Я смотреть на них не устал.
Ждать могу любви я год, и два года, и даже боле,
Лишь бы видеть не перестал.

Март 1907


IX


Кузмин Михаил
 
< Пред.   След. >

Другие произведения автора

ЭНЕЙ
АМУР И НЕВИННОСТЬ
АССИЗИ
РАВЕННА
ИТАЛИЯ
Реклама:
По истечении срока действия авторских прав, в России этот срок равен 50-ти годам, произведение переходит в общественное достояние. Это обстоятельство позволяет свободно использовать произведение, соблюдая при этом личные неимущественные права — право авторства, право на имя, право на защиту от всякого искажения и право на защиту репутации автора — так как, эти права охраняются бессрочно.