Асадов Эдуард - стихи
Главная arrow Асадов Эдуард arrow СТИХИ О МАЛЕНЬКОЙ ЗЕЛЕНЩИЦЕ
В базе 16641 стихотворение 112 авторов.
СТИХИ О МАЛЕНЬКОЙ ЗЕЛЕНЩИЦЕ



С утра, в рассветном пожаре,

В грохоте шумной столицы.

Стоит на Тверском бульваре

Маленькая зеленщица.



Еще полудетское личико,

Халат, паучок-булавка.

Стоит она на кирпичиках,

Чтоб доставать до прилавка.



Слева - лимоны, финики,

Бананы горою круто.

Справа - учебник физики

За первый курс института.



Сияют фрукты восточные

Своей пестротою сочной.

Фрукты - покуда - очные,

А институт - заочный.



В пальцах мелькает сдача,

В мозгу же закон Ньютона,

А в сердце - солнечный зайчик

Прыгает окрыленно.



Кружит слова и лица

Шумный водоворот,

А солнце в груди стучится:

"Придет он! Придет, придет!"



Летним зноем поджарен,

С ямками на щеках,

Смешной угловатый парень

В больших роговых очках.



Щурясь, нагнется низко,

Щелкнет пальцем арбуз:

- Давайте менять редиску

На мой многодумный картуз?



Смеется, словно мальчишка,

Как лупы, очки блестят,

И вечно горой из-под мышки

Толстенные книги торчат.



И вряд ли когда-нибудь знал он,

Что, сердцем летя ему вслед,

Она бы весь мир променяла

На взгляд его и привет.



Почти что с ним незнакома,

Она, мечтая о нем,

Звала его Астрономом,

Но лишь про себя, тайком.



И снились ей звезды ночные

Близко, хоть тронь рукой.

И все они, как живые,

Шептали: "Он твой, он твой..."



Все расцветало утром,

И все улыбалось днем,

До той, до горькой минуты,

Ударившей, точно гром!



Однажды, когда, темнея,

Город зажег огни,

Явился он, а точнее -

Уже не "он", а "они"...



Он - будто сейчас готовый

Разом обнять весь свет,

Какой-то весь яркий, новый

От шляпы и до штиблет,



А с ним окрыленно-смелая,

Глаза - огоньки углей,

Девушка загорелая

С крылатым взлетом бровей,



От горя столбы качались,

Проваливались во тьму!

А эти двое смеялись,

Смеялись... невесть чему!



Друг друга, шутя, дразнили

И, очень довольны собой,

Дать ананас попросили,

И самый притом большой!



Великий закон Ньютона!

Где же он был сейчас?

Наверно, не меньше тонны

Весил тот ананас!



Навстречу целому миру

Открыты сейчас их лица.

Им нынче приснится квартира,

И парк за окном приснится,



Приснятся им океаны,

Перроны и поезда,

Приснятся дальние страны

И пестрые города.



Калькутта, Багдад, Тулуза...

И только одно не приснятся -

Как плачет, припав к арбузу,

Маленькая зеленщица...





"САТАНА"



Ей было двенадцать, тринадцать - ему,

Им бы дружить всегда.

Но люди понять не могли, почему

Такая у них вражда?!



Он звал ее "бомбою" и весной

Обстреливал снегом талым.

Она в ответ его "сатаной",

"Скелетом" и "зубоскалом".



Когда он стекло мячом разбивал,

Она его уличала.

А он ей на косы жуков сажал,

Совал ей лягушек и хохотал,

Когда она верещала.



Ей было пятнадцать, шестнадцать - ему,

Но он не менялся никак.

И все уже знали давно, почему

Он ей не сосед, а враг.



Он "бомбой" ее по-прежнему звал,

Вгонял насмешками в дрожь.

И только снегом уже не швырял,

И диких не корчил рож.



Выйдет порой из подъезда она,

Привычно глянет на крышу,

Где свист, где турманов кружит волна,

И даже сморщится: - У, сатана!

Как я тебя ненавижу!



А если праздник приходит в дом,

Она нет-нет и шепнет за столом:

- Ах, как это славно, право, что он

К нам в гости не приглашен!



И мама, ставя иа стол пироги,

Скажет дочке своей:

- Конечно! Ведь мы приглашаем друзей,

Зачем нам твои враги!



Ей - девятнадцать. Двадцать - ему.

Они студенты уже.

Но тот же холод на их этаже,

Недругам мир ни к чему.



Теперь он "бомбой" ее не звал,

Не корчил, как в детстве, рожи.

А "тетей Химией" величал

И "тетей Колбою" тоже.



Она же, гневом своим полна,

Привычкам не изменяла:

И так же сердилась: - У, сатана! -

И так же его презирала.



Был вечер, и пахло в садах весной.

Дрожала звезда, мигая...

Шел паренек с девчонкой одной,

Домой ее провожая.



Он не был с ней даже знаком почти,

Просто шумел карнавал,

Просто было им по пути,

Девчонка боялась домой идти,

И он ее провожал.



Потом, когда в полночь взошла луна,

Свистя, возвращался назад.

И вдруг возле дома:- Стой, сатана!

Стой, тебе говорят!



Все ясно, все ясно! Так вот ты какой?!

Значит, встречаешься с ней?!

С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной!

Не смей! Ты слышишь? Не смей!



Даже не спрашивай почему! -

Сердито шагнула ближе

И вдруг, заплакав, прижалась к нему:

- Мой! Не отдам, не отдам никому!

Как я тебя ненавижу!






Асадов Эдуард
 
< Пред.   След. >

Другие произведения автора

СТУДЕНТЫ
ДИКИЕ ГУСИ
ДЖУМБО
ПЕЛИКАН
КОГДА ПОРОЙ ВЛЮБЛЯЕТСЯ ПОЭТ...
Реклама:
По истечении срока действия авторских прав, в России этот срок равен 50-ти годам, произведение переходит в общественное достояние. Это обстоятельство позволяет свободно использовать произведение, соблюдая при этом личные неимущественные права — право авторства, право на имя, право на защиту от всякого искажения и право на защиту репутации автора — так как, эти права охраняются бессрочно.