Воейков Александр - стихи
Главная arrow Воейков Александр arrow Дом сумасшедших
В базе 16641 стихотворение 112 авторов.
Дом сумасшедших
Дом сумасшедших
1
Други милые, терпенье!
Расскажу вам чудный сон;
Не игра воображенья,
Не случайный призрак он.
Нет, но мщенью предыдущий
И грозящий неба глас,
К покаянию зовущий
И пророческий для нас.

2
Ввечеру, простившись с вами,
В уголку сидел один,
И Кутузова*) стихами
Я растапливал камин.
Подбавлял из Глинки*) сору
И твоих, о Мерзляков,
Из "Амура"*) по сю пору
Не дочитанных стихов!

3
Дым от смеси этой едкой
Нос мне сажей закоптил,
И в награду крепко-крепко,
И приятно усыпил.
Снилось мне, что в Петрограде,
Чрез Обухов мост*) пешком
Перешед, спешу к ограде -
И вступаю в Жёлтый Дом.

4
От Любови сумасшедших
В список бегло я взглянул
И твоих проказ прошедших
Длинный ряд воспомянул,
Карамзин, Тит Ливий*) русский!
Ты, как Шаликов,*) стонал,
Щеголял, как шут французский.
Ах, кто молод не бывал?

5
Я и сам... но сновиденье
Прежде, други, расскажу.
Во второе отделенье
Бешеных глупцов вхожу.
"Берегитесь, здесь Магницкой!*)
Нас вожатый упредил. -
Он укусит вас, не близко!.."
Я с боязнью отступил.

6
Пред безумцем, на амвоне -
Кавалерских связка лент,*)
Просьбица о пенсионе,
Святцы, список всех аренд,*)
Дач, лесов, земель казённых
И записка о долгах.
В размышленьях столь духовных
Изливал он яд в словах.

7
"Горе! Добрый царь на троне,
Вер терпимость, пыток нет!
Ах, зачем не при Нероне
Я рождён на белый свет!
Благотворный бы представил
Инквизиции проект;
При себе бы сечь заставил
Философов разных сект.

8
Я, как дьявол, ненавижу
Бога, ближних и царя;
Зло им сделать - сплю и вижу
В честь Христова алтаря!
Я за деньги - христианин,
Я за орден - мартинист,*)
Я за землю - мусульманин,
За аренду - атеист!"

9
Други, признаюсь, из кельи,
Уши я зажав, бежал...
Рядом с ней на новосельи
Рунич*) бегло бормотал:
"Вижу бесов пред собою,
От ученья сгибнул свет,
Этой тьме Невтон виною
И безбожник Боссюэт*) ".

10
Полный бешеной отваги,
Доморощенный Омар*)
Книги драл, бросал бумаги
В печку на пылавший жар.
Но кто сей скелет исчахший
Из чулана кажет нос?
"То за глупость пострадавший
Наш Попов*) ...Чу, вздор понёс!"

11
"Хочешь мельницу построить,
Пушку слить, палаты скласть,
Силу пороха удвоить,
От громов храм божий спасть;
Справить сломанную ногу,
С глаз слепого бельмы снять,
Не учась, молися богу, -
И пошлёт он благодать!

12
К смирненькой своей овечке
Принесёт чертёж, размер,
Пробу пороху в мешечке.
Благодати я пример!
Хоть без книжного ученья
И псалтырь один читал,
А директор просвещенья
И с звездою генерал!"

13
Слыша речь сию невежды,
Сумасброда я жалел
И малейшия надежды
К излеченью не имел.
Наш Кавелин*) недалёко
Там, в чулане, заседал,
И, горе возведши око,
Исповедь свою читал:

14
"Как, меня лишать свободы
И сажать в безумный дом?
Я подлец уже с природы,
Сорок лет хожу глупцом,
И Магницкий вечно мною,
Как тряпицей чёрной, трёт;
Как кривою кочергою,
Загребает или бьёт!"

15
"Ба! Зачем здесь князь Ширинский?*)
Крокодил, а с виду тих!
Это что?" - "Устав Алжирский
О печатании книг!"
Вкруг него кнуты, батоги
И Красовский*) - ноздри рвать...
Я - скорей давай бог ноги!
Здесь не место рассуждать.

16
"Что за страшных двух соседов
У стены ты приковал?" -
"Это пара людоедов! -
Надзиратель отвечал. -
Аракчеева обноски,*)
Их давно бы истребить,
Да они как черви - плоски:
Трудно их и раздавить!"

17
Я дрожащими шагами
Через залу перешел
И увидел над дверями
Очень чётко: Сей отдел
Прозаистам и поэтам,
Журналистам, авторам:
Не по чину, не по летам
Здесь места - по нумерам.

18
Двери настежь надзиратель
Отворя, мне говорит:
"Нумер первый, ваш приятель
Каченовский*) здесь сидит.
Букву Э на эшафоте
С торжеством и лики*) жжёт;
Ум его всегда в работе:
По крюкам*) стихи поёт;

19
То кавыки*) созерцает,
То, обнюхивая, гниль
Духу роз предпочитает;
То сметает с книжек пыль
И, в восторге восклицая,
Набивает ею рот:
"Сор славянский! пыль родная!
Слаще ты, чем мёд из сот!"

20
Вот на розовой цепочке
Спичка Шаликов, в слезах,
Разрумяненный, в веночке,
В ярко-планшевых*) чулках,
Прижимает веник страстно,
Ищет граций здешних мест
И, мяуча сладострастно,
Размазню без масла ест.

21
Нумер третий: на лежанке
Истый Глинка восседит;
Перед ним дух русский в склянке
Не откупорен стоит.
Книга Кормчая*) отверста,
А уста отворены,
Сложены десной два перста,
Очи вверх устремлены.

22
"О Расин! откуда слава?
Я тебя, дружка, поймал:
Из российского "Стоглава"
"Федру" ты свою украл.
Чувств возвышенных сиянье,
Выражений красота,
В "Андромахе"*) - подражанье
"Погребению кота""*)

23
"Ты ль, Хвостов? - к нему вошедши,
Вскрикнул я. - Тебе ль здесь быть?
Ты дурак, не сумасшедший,
Не с чего тебе сходить!"
- "В Буало я смысл добавил,
Лафонтена я убил,
А Расина переправил!" -
Быстро он проговорил.

24
И читать мне начал оду...
Я искусно ускользнул
От мучителя; но в воду
Прямо из огня юркнул.
Здесь старик, с лицом печальным,
Букв славянских красоту -
Мажет золотом сусальным
Пресловутую фиту.

25
И на мебели повсюду
Коронованное кси,
Староверских книжек груду
И в окладе ик и пси,
Том, в сафьян переплетённый,
Тредьяковского стихов
Я увидел изумлённый -
И узнал, что то Шишков*).

26
Вот Сладковский*) .Восклицает:
"Се, се россы! Се сам Петр!
Се со всех сторон зияет
Молния из тучных недр!
И чрез Ворсклу, при преправе,
Градов на суше творец
С драгостью пошёл ко славе,
А поэме сей - конец!"

27
Вот Жуковский! В саван длинный
Скутан, лапочки крестом,
Ноги вытянувши чинно,
Чёрта дразнит языком.
Видеть ведьму вображает:
То глазком ей подмигнёт,
То кадит и отпевает,
И трезвонит, и ревёт.

28
Вот Кутузов!*) - Он зубами
Бюст грызёт Карамзина;
Пена с уст течёт ручьями,
Кровью грудь обагрена!
И напрасно мрамор гложет,
Только время тратит в том,
Он вредить ему не может
Ни зубами, ни пером!

29
Но Станевич*) ,в отдаленьи
Усмотрев, что это я,
Возопил в остервененьи:
"Мир! Потомство! за меня
Злому критику отмстите,
Мой из бронзы вылив лик,
Монумент соорудите:
Я велик, велик, велик!"

30
"Как, и ты бессмертьем льстишься,
О червяк, отец червей! -
Я сказал. - И ты стремишься
К славе из норы твоей?" -
"Двор читал мои творенья, -
Прервал он, - и государь
Должен в знак благоволенья..."
- "Стой, дружок! наш добрый царь

31
Дел без нас имеет кучу:
То смиряет смутный мир,
От царей отводит тучу,
То даёт соседям пир;
То с вельможами хлопочет;
То ссылает в ссылку зло;
А тебя и знать не хочет;
Посиди - тебе тепло!"

32
Чудо! - Под окном на ветке
Крошка Батюшков висит
В светлой проволочной клетке;
В баночку с водой глядит,
И поёт он сладкогласно:
"Тих, спокоен сверху вид,*)
Но спустись на дно - ужасный
Крокодил на нём лежит".

33
Вот Измайлов!*) - Автор басен,
Рассуждений, эпиграмм,
Он пищит мне: "Я согласен,
Я писатель не для дам.
Мой предмет - носы с прыщами,
Ходим с музою в трактир
Водку пить, есть лук с сельдями.
Мир квартальных есть мой мир".

34
Вот и Греч*) - нахал в натуре,
Из чужих лоскутьев сшит.*)
Он - цыган в литературе,
А в торговле книжной - жид.
Вспоминая о прошедшем,
Я дивился лишь тому,
Что зачем он в сумасшедшем,
Не в смирительном дому?

35
Тут кто? - "Гречева собака
Забежала вместе с ним".
Так, Булгарин-забияка*)
С рыльцем мосьичим своим,
С саблей в петле... "А французской
Крест ужель надеть забыл?
Ведь его ты кровью русской
И предательством купил!"

36
"Что ж он делает здесь?" - "Лает,
Брызжет пеною с брылей,
Мечется, рычит, кусает
И домашних, и друзей".
- "Да на чём он стал помешан?"
- "Совесть ум свихнула в нём:
Всё боится быть повешен
Или высечен кнутом!"

37
Вот в передней раб-писатель,
Каразин*) хамелеон!
Филантроп, законодатель.
Взглянем: что марает он?
Песнь свободе, деспотизму,
Брань и лесть властям земным,
Гимн хвалебный атеизму
И акафист всем святым.

38
Вот Грузинцев!*) Он в короне
И в сандалиях, как царь;
Горд в мишурном он хитоне,
Держит греческий букварь.
"Верно, ваши сочиненья?" -
Скромно сделал я вопрос.
"Нет, Софокловы творенья!" -
Отвечал он, вздёрнув нос.

39
Я бегом без дальних сборов...
"Вот ещё!" - сказали мне.
Я взглянул. Максим Невзоров*)
Углем пишет на стене:
"Если б, как стихи Вольтера,
Христианский мой журнал
Расходился. Горе! вера,
Я тебя бы доконал!"

40
От досады и от смеху
Утомлён я, вон спешил
Горькую прервать утеху;
Но смотритель доложил:
"Ради вы или не ради,
Но указ уж получён;
Вам нельзя отсель ни пяди!"
И указ тотчас прочтён:

41
"Тот Воейков, что бранился,
С Гречем в подлый бой вступал,
Что с Булгариным возился
И себя тем замарал, -
Должен быть как сумасбродный
Сам посажен в Жёлтый Дом.
Голову обрить сегодни
И тереть почаще льдом!"

42
Выслушав, я ужаснулся,
Хлад по жилам пробежал,
И, проснувшись, не очнулся -
И не верил сам, что спал.
Други, вашего совету!
Без него я не решусь:
Не писать - не жить поэту,
А писать начать - боюсь!

Между 1814 и 1825 (?)
Воейков Александр
 
< Пред.

Другие произведения автора

Реклама:
По истечении срока действия авторских прав, в России этот срок равен 50-ти годам, произведение переходит в общественное достояние. Это обстоятельство позволяет свободно использовать произведение, соблюдая при этом личные неимущественные права — право авторства, право на имя, право на защиту от всякого искажения и право на защиту репутации автора — так как, эти права охраняются бессрочно.