Киктенко Вячеслав - стихи
В базе 16641 стихотворение 112 авторов.
КРУГИ
КРУГИ
Белое небо. Больная тень
На голубом снегу.
Видимо, даже и этот день
Я не убеpегу.

Вpежется в память слоистый кpуг,
Точно колечко в пень,
Чтоб от pезьбы откатилась вдpуг
Полуволною тень.

Но, pасшиpяясь, еще кольцо
Вновь наплывет с утpа,
Словно в опpаву вводя лицо
Сжавшегося Вчеpа.

Пеpедвигается на снегу
Темная полоса...
Видимо, даже не сбеpегу
Лица и голоса.

В кучку собьются дела, звонки,
И отвеpдеют вдpуг
Лишь pасплывающиеся витки -
Кpуг
Затонувший
В кpуг.




Наливающийся звук
Капли, вытянутой длинно,
Назревающий былинно
Рокот, битвы перестук.

В замешательстве зима.
Воевать? Сдавать форпосты -
Крыши, маковки, погосты?..
Ломит свет. Лютует тьма.

Над окном, в огне зари,
Как на тетиве, упруга,
Капля ждет...- молчит округа...
Звук уже поет внутри.




Мне снился каравай - до боли грудь щемящий.
Быть может, он хотел,
Чтоб вспомнил я...
Кого?
Мне снился круглый хлеб... он был еще дымящий
И золотилась корочка его.

Тревожен этот сон, и радостен, я знаю,
Должно быть, он в ночи давно меня искал, -
Я выпекаю хлеб!..
Но я не понимаю.
Но я ведь никогда его не выпекал.

А он стоял светло, как золотая башня,
Он испускал лучи от мощного лица.
А там, за ним, в дыму - угадывалась пашня,
И города вдали, и села без конца.

А стол был как земля, и хлеб стоял на блюде,
Как солнце, как зерно, взошедшее сквозь мрак,
Я чувствовал - кругом за ним стояли люди,
Но я не видел их - не понимаю как.

А он еще сиял, дымился на престоле...
И смолото зерно.
И я его испек
Я видел - и моя
В нем золотилась доля!
Которая? - еще
Увидеть я не мог.




Снова вспомнилось детство...
А что еще вспомнится лучше-то?
Вот сижу, вырезаю кораблик, -
Задворки, развал кирпичей...
Тихо солнце шуршит колокольчиком хмеля чешуйчатым.
Дремлет старый забор
В переборах осенних лучей.
Ну а дальше, что дальше?
А дальше туман намечается,
А в тумане слепой тупичок -
Близоруким сомненьям в ответ.
Или это забор?
Может, там и калитка качается?
Или это стена, за которой кончается свет?..
Снова вспомнилось детство,
и ясное тихое знание
Всех вопросов лукавых -
простое незнание их.
Дом был в старом дворе.
Просто дом.
Не строенье, не здание...
И калитка в заборе была.
Все скрипела на петлях своих.




Тебя несла ко мне прозрачная вода,
А я тебя не знал... я знал тебя всегда!
Ведь ты росла в саду, я даже знаю где, -
Вон там, где вспыхнул свет в разбитой темноте,
За клумбой, где цветы, за горкой, где дрова,
Ты деревцом была, и ты была права!
Ты лодочкой, ручьем, ты девочкой была,
Но темная вода нас тайно развела.
И все ж встречались мы, и ты кричала мне,
И ты меня звала... но это же во сне!
А наяву я вновь терялся, забывал
Тот сад, тот двор, тот сон, где я во сне бывал,
И забывала ты тот сон, тот сад, где я
Тебя встречал в слепом тумане бытия.
И все же я узнал, я вспомнил этот двор.
Где ручейки, сверкнув, прорвались под забор
И озарили все, когда в один слились...
Вновь белые цветы во тьме двора зажглись,
Вновь лампочка жива в погибшей тьме его...
И вспыхиваешь ты из детства моего.




...и нервное крон разветвленье
В цепи оголенных стволов,
И первое ошеломленье
Искрящих, сцепившихся слов,
Когда за нечаянным сдвигом,
На вывихе зренья, строки,
Шатнешься, подкошенный свингом
Новизн, горизонтов, тоски,
И бродишь по лужам, хмелея,
И ловишь улики окрест:
Трамвай ушатало в аллею...
Ветла ковыляет в подъезд...
И бродишь, и прячешь улыбку:
Вся ясно, мир съехал с опор...
Но кто расшатал ту калитку?
Кто луч просверлил сквозь забор?
И вздрогнешь, увидев зазоры,
Присев на поленницу дров, -
Чреваты не эти заборы,
Не надо, - искрит из миров!..
И видишь вдруг всю подоплеку,
Расклад настоящих улик,
Где брат переменному току,
Прерывистый луч - только блик,
Лишь отблеск того, что в накале
Покажет, помедлив слегка,
Все, чем так надменно сверкали
Трамваи, стихи, облака.



Обновочка, бела,
Под ноготь уплыла.
Как месяц на заре.
Как лунка в серебре.

И облачко, перке,
Расплылось на руке,
Разрыхлясь, как луна,
С краев подсолена.

Вбуровя след, оса
Ввинтилась в небеса.
И шрам, из детства знак,
Тревожит. Но не так.

...там боль была - так боль.
И соль была - лишь соль...




Киктенко Вячеслав
 
< Пред.   След. >

Другие произведения автора

ДОЖДЛИВОЙ НОЧЬЮ
СТАРЫЙ ТРАМВАЙ
ЧУЖОЙ ПРАЗДНИК
ОСЕННИЙ ПОЛЕТ
ОТРОЧЕСТВО
Реклама:
По истечении срока действия авторских прав, в России этот срок равен 50-ти годам, произведение переходит в общественное достояние. Это обстоятельство позволяет свободно использовать произведение, соблюдая при этом личные неимущественные права — право авторства, право на имя, право на защиту от всякого искажения и право на защиту репутации автора — так как, эти права охраняются бессрочно.