Козлов Иван - стихи
В базе 16641 стихотворение 112 авторов.
БАЙРОН
БАЙРОН
А. С. Пушкину

But I have lived and have not lived m vain.
[Но что ж? я жил, и жил недаром (англ.).]
[Лорд Бейрон происходит от царей: шотландский ко-
роль Иаков II был предок его по матери, (Примеч.
автора)]


Среди Альбиона туманных холмов,
В долине, тиши обреченной,

В наследственном замке, под тенью дубов,
Певец возрастал вдохновенный.
И царская кровь в вдохновенном текла,
И золота много судьбина дала;

Но юноша, гордый, прелестный,
Высокого сана светлее душой,
Казну его знают вдова с сиротой,
И звон его арфы чудесный.

И в бурных порывах всех чувств молодых
Всегда вольнолюбье дышало,
И острое пламя страстей роковых
В душе горделивой пылало.

Встревожен дух юный; без горя печаль
За призраком тайным влечет его вдаль -
И волны под ним зашумели!
Он арфу хватает дрожащей рукой,

Он жмет ее к сердцу с угрюмой тоской, -
Таинственно струны звенели.
Скитался он долго в восточных краях
И чудную славил природу;

Под радостным небом в душистых лесах
Он пел угнетенным свободу;
Страданий любви иступленной певец,
Он высказал сердцу все тайны сердец,

Все буйных страстей упоенья;
То радугой блещет, то в мраке ночном
Сзывает он тени волшебным жезлом -
И грозно-прелестны виденья.

И время задумчиво в песнях текло;
И дивные песни венчали
Лучами бессмертья младое чело, -
Но мрака с лица не согнали.

Уныло он смотрит на свет и людей;
Он бурно жизнь отжил весною своей,
Надеждам он верить страшился;
Дум тяжких, глубоких в нем видны черты;

Кипучая бездна огня и мечты,
Душа его с горем дружится.
Но розы нежнее, свежее лилей
Мальвины красы молодые,

Пленительны взоры сапфирных очей
И кудри ее золотые;
Певец, изумленный, к ней сердцем летит,
Любви непорочной звезда им горит, -

Увядшей расцвел он душою;
Но злоба шипела, дышала бедой, -
И мгла, как ужасный покров гробовой,
Простерлась над юной четою.

Так светлые воды, красуясь, текут
И ясность небес отражают;
Но, встретя каменья, мутятся, ревут
И шумно свой ток разделяют.

Певец раздражился, но мстить не хотел,
На рок непреклонный с презреньем смотрел;
Но в горести дикой, надменной
И в бешенстве страсти, в безумьи любви

Мученьем, отрадой ему на земли -
Лишь образ ее незабвенный!
И снова он мчится по грозным волнам;
Он бросил магнит путеводный,

С убитой душой по лесам, по горам
Скитаясь, как странник безродный.
Он смотрит, он внемлет, как вихри свистят,
Как молнии вьются, как громы гремят

И с гулом в горах умирают.
О вихри! о громы! скажите вы мне:
В какой же высокой, безвестной стране
Душевные бури стихают?

С полпочной луною беседует он,
Минувшее горестно будит;
Желаньем взволнован, тоской угнетен,
Клянет, и прощает, и любит.

"Безумцы искали меня погубить,
Все мысли, все чувства мои очертшть;
Надежду, любовь отравили,
И ту, кто была мне небеспой мечтой,

И радостью сердца, и жизни душой, -
Неправдой со мной разлучили.
И дочь не играла на сердце родном!
И очи ее лишь узрели...

О, спи за морями, спи ангельским сном
В далекой твоей колыбели!
Сердитые волны меж нами ревут, -
Но стон и молитвы отца донесут...

Свершится!.. Из ранней могилы
Мой пепел поднимет свой глас неземной,
И с вечной любовью над ней, над тобой
Промчится мой призрак унылый!"

Страдалец, утешься! - быть может, в ту ночь,
Как грозная буря шумела,
Над той колыбелью, где спит твоя дочь,
Мальвина в раздумье сидела;

Быть может, лампады при бледных лучах,
Знакомого образа в милых чертах
Искала с тоскою мятежной, -
И, сходство заметя любимое в ней,

Мальвина, вздыхая, младенца нежней
Прижала к груди белоснежной!
Но брань за свободу, за веру, за честь
В Элладе его пламенеет,

И слава воскресла, и вспыхнула месть, --
Кровавое зарево рдеет.
Он первый на звуки свободных мечей
С казною, и ратью, и арфой своей

Летит довершать избавленье;
Он там, он поддержит в борьбе роковой
Великое дело великой душой -
Святое Эллады спасенье.

И меч обнажился, и арфа звучит,
Пророчица дивной свободы;
И пламень священный ярчее горит,
Дружнее разят воеводы.

О край песнопенья и доблестных дел,
Мужей несравненных заветный предел -
Эллада! Он в час твой кровавый
Сливает свой жребий с твоею судьбой!

Сияющий гений горит над тобой
Звездой возрожденья и славы.
Он там!., он спасает!., и смерть над певцом!
И в блеске увянет цвет юный!

И дел он прекрасных не будет творцом,
И смолкли чудесные струны!
И плач на Востоке... и весгь пронеслась,
Что даже в последний таинственный час

Страдальцу былое мечталось:
Что будто он видит родную страну,
И сердце искало и дочь и жену, -
И в небе с земным не рассталось!

1824




Козлов Иван
 
< Пред.   След. >

Другие произведения автора

НА ПОГРЕБЕНИЕ
ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ
ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН
КНЯГИНЕ 3. А ВОЛКОНСКОЙ
ГИМН ОРФЕЯ
Реклама:
По истечении срока действия авторских прав, в России этот срок равен 50-ти годам, произведение переходит в общественное достояние. Это обстоятельство позволяет свободно использовать произведение, соблюдая при этом личные неимущественные права — право авторства, право на имя, право на защиту от всякого искажения и право на защиту репутации автора — так как, эти права охраняются бессрочно.